Автор Тема: Тенденция?  (Прочитано 725 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.


Оффлайн jakl

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 2185
  • Карма: +24/-7
  • кгмнснс. минералогия, впрочем, тоже интересна
    • Просмотр профиля
Тенденция?
« Ответ #1 : 31 Декабря 2018, 21:36:13 »
Популизм. Мое мнение

Оффлайн Scythian

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 2120
  • Карма: +6/-2
  • Не стой у края. https://www.dilettante55.ru/
    • Просмотр профиля
    • Записки Дилетанта о жизни
Тенденция?
« Ответ #2 : 31 Декабря 2018, 22:04:58 »
Тенденция.Передадут какой нибудь ФГУП. Выделят из бюджета деньги. А там куда кривая выведет.

Оффлайн Метвед

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 1634
  • Карма: +7/-0
    • Просмотр профиля
Тенденция?
« Ответ #3 : 01 Января 2019, 08:37:11 »
Рудокопы и плавильщики всегда были есть и будут низшими кастами.  Шудры и неприкасаемые.  Нечем тут гордиться.
В наше время чтобы играть в высшей лиге надо делать звездолёты а не копать и плавить медь и золото.

"Не рыжее, не сивое а очень даже синее"  :)
« Последнее редактирование: 01 Января 2019, 08:50:52 от Метвед »

Оффлайн Слюдян

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 1713
  • Карма: +7/-1
    • Просмотр профиля
Тенденция?
« Ответ #4 : 01 Февраля 2019, 19:13:34 »
https://zolotodb.ru/article/11848

Нелегальная добыча в Дарасуне процветала с самого его открытия.  В середине XIX века в Вершино-Дарасунский устремились золотоискатели и поехали каторжные рабочие; с 1861 года хозяином рудника стал купец М. Бутин. Тогда же здесь появились первые несанкционированные старатели. Их называли «хищниками». «Хищники» добывали золото самостоятельно и продавали его скупщикам. Бутин создал отдел по поиску преступников и выставил на шахтах охрану - но группы по три-четыре человека все равно забирались в разрезы и выносили руду. Так они продолжают работать и через 150 лет, в наше время.
После распада СССР Вершино-Дарасунский постигла участь большинства российских моногородов: шахты закрылись, их работников уволили, люди начали уезжать. Многие из тех, кто остался, включая подростков и бюджетников, теперь зарабатывают тем, что незаконно проникают в закрытые шахты, пытаясь добыть золото. Поселок расположен в границах горного отвода Дарасунского месторождения. Многочисленные шахты и восстающие горные выработки имеют непосредственный выход на поверхность в пределах населенного пункта, что обеспечивает беспрепятственное проникновение незаконных старателей на шахтные горизонты месторождения.
Многим непосвящённым может показаться, что дарасунцы с радостью занимаются нелегальной добычей и стремятся ограбить государство и владельцев лицензии. Но делают они это от безысходности: другой работы в посёлке с населением около 6 тыс. человек попросту нет, а семьи кормить надо…  На протяжении ряда лет незаконная добыча золота в заброшенных шахтах являлась основным заработком для многих жителей поселка Вершино-Дарасунский. Однако данная деятельность, при всех возможных выгодах, опасна для жизни. В старых выработках отсутствуют нормальные условия труда, часто случаются обвалы. Кто хоть раз бывал на подземном руднике, знает, насколько тяжело подниматься по узким и тесным восстающим выработкам с глубины 450 метров, и при этом тащить в мешках тяжёлый концентрат. Опускаться в забои с десятками килограммов снаряжения и продуктов питания также тяжело (большинство старателей уходят под землю на 15-30 дней). Есть риски угодить в зону затопления или надышаться метаном. Труд по самой добыче каторжный и трудоемкий - найти, отковырять, измолоть. В основном все делается вручную.
«Чёрные» копатели рассказывают, что за последние годы в поселке без вести пропали около 20 человек — никто не знает, исчезли они под землей или уехали из поселка, не попрощавшись. Трупы в шахтах находят почти каждый год. В сентябре 2016 г. диспетчеру рудника позвонил аноним и сообщил, что под завалами «Юго-Западной» находятся два человека. Через двое суток горные спасатели нашли их тела. Иногда к жертвам приводят конфликты между копателями. Нередко они заканчиваются смертями — у многих мужчин в Вершино-Дарасунском есть охотничье оружие.
Важным фактором массовости нелегальной добычи являются высокие цены и относительно беспроблемный сбыт золота: грамм тут оценивают в 1500–1800 рублей (цена Центробанка  - 2650 рублей). Скупщики не только покупают золото, но и продают необходимые для добычи материалы — азотную кислоту, взрывчатку, оборудование для бурения (а иногда еще и самогон). Скупщиков  в поселке как минимум четверо, их все знают, но никто не трогает. 
Иногда скупать золото большими партиями в Вершино-Дарасунский приезжают китайцы — об их приездах всегда известно заранее, и копатели ждут их, потому что китайцам можно продать золото чуть дороже и напрямую. Есть и риски: рассказывают, что как-то один копатель приготовил для китайцев два килограмма, но его задержали сотрудники ФСБ. Приезжают скупщики и из Средней Азии — копатели называют это «чурки едут». Везут золото чаще всего в Читу или Краснокаменск — приграничный с Китаем город, где больше скупщиков. Некоторые копатели пытаются доставить золото в Китай самостоятельно, — например, прошлой весной они пытались вывезти 1,5 килограмма золота в хлебе.
Отсутствие реальной угрозы наказания за незаконную добычу драгметаллов  создает условия для ее процветания. По закону уголовная ответственность наступает в случае эпизодов с ущербом от 1,5 млн. руб (это примерная цена 600 г золота). Естественно, что у «черных» копателей во время рейдов полиции находят меньше. Поэтому они отделываются административными штрафами от 3 до 5 тыс. руб. Государством не предусмотрены особые санкции за безлицензионное пользование недрами. Деятельность «черных копателей» формально подпадает под действия статьи 171 УК РФ «Незаконное предпринимательство».  Высокие содержания золота в тонких жилах (до 200-300 г/т) также повышают интерес нелегальных добытчиков. Одним из основных фактором для развития «чёрного» старательства являются низкие заработки на производстве при каторжном шахтёрском труде. Хорошую зарплату в связи с устаревшими техникой и технологиями обеспечить невозможно. В старательских артелях есть негласная арифметика – если в год на работника приходится по 2 кг золота, заработок будет достойным. На Дарасуне за последние 20 лет лучшим показателем в редкие годы было по 300-400 грамм на работающего. Поначалу ЮГК обеспечивал среднюю зарплату на руднике порядка 40 тыс. руб, на обогатительной фабрике  - до 25 тыс. руб, но в связи с недостаточными объёмами добычи снизил её с помощью коэффициентов до 12-18 тыс. руб.
Есть и такие копатели, кто не спускается в шахты, а просеивает песок у ручья, — удается заработать до 10 тысяч в неделю. Для этого они используют «проходнушки», а песок и руду свозят на повозках и мотоциклах с люлькой с разных концов поселка.  «С голоду не помереть -  поэтому копаемся тут», - говорит один из них.
Отсутсвтие в поселке работы привело к росту преступности. По словам  директора ЧОПа «Аист» Е. Турайкина,  чья фирма занимается охраной объекта, за последние  7 лет им было направлено более 600 обращений в адрес местной администрации, полиции, в прокуратуру района, ФСБ по Забайкальскому краю о нападениях неизвестных лиц на работников рудника, об обстрелах здания администрации рудника, контрольно-пропускных пунктов, лаборатории, которые могли повлечь гибель людей. Особозначимых результатов не получено.
По статистике УМВД России по Забайкальскому краю, за 2016 г. было возбуждено всего 13 уголовных дел, из незаконного оборота изъято 10,7 кг золота. В суд направлено 5 дел по 7 преступлениям, но было рассмотрено только два. В обоих случаях назначили 5 лет лишения свободы условно. По одному факту был штраф 500 тыс. руб.
Вместе с тем, под землю практически ежесуточно уходят от 70 до 100 человек, которые ведут незаконную добычу, в том числе в заброшенных горных выработках. Под землей имеются склады с продуктами, мини-фабрики, самовольно подключенные к электросети рудника. Единовременно под землёй находятся несколько сот шахтёров-нелегалов.

По словам  сенатора от Забайкальского края Степан Жиряков, нелегалам активно помогают и сами сотрудники рудника. «Начиная с машиниста подъемной установки, с работников клетевой, которые за определенную оплату спускали людей в шахты. «Черные копатели» жили там неделями. Я смотрел фото, как они жили, — довольно комфортно размещались в бывших ламповых, оборудовали спальные места, приносили продукты. У них было все оборудование: перфораторы, генераторы, мельницы. Просто так их на себе не затащишь - они явно спускались через клеть. Плюс надо знать, где взять золото. Значит, кто-то их направлял. Тут могли быть задействованы маркшейдер или геолог. У них и ртуть, и кислота были свои - все это кем-то завозилось в поселок и реализовывалось».
После того как в 2014 г. в заброшенной шахте погиб «черный» копатель, районный суд обязал закрыть места проникновения в заброшенные выработки, однако рабочим помешали протестующие жители поселка. В феврале 2015 г. судебные приставы вновь попытались исполнить решение суда, на этот раз заручившись поддержкой сотрудников группы быстрого реагирования службы судебных приставов. За общественным порядком следил отряд ОМОНа. Но и тогда местные жители пытались им помешать - повалили деревья и закопали шипы на пути спецтехники. Вскоре все засыпанные лазы были вновь раскопаны…
Сенатор Жиряков не исключает, что и некоторые шахтеры Дарасунского рудника занимались индивидуальной добычей золота. Возможно, именно поэтому руководство шахты значительно снизило им коэффициенты трудового участия с 1 до 0,3. Это послужило поводом для забастовки на шахте в мае 2017 г. 80 человек отказались подниматься из забоя, требуя пересмотра стимулирующих выплат.
Несмотря на золото под ногами, молодое поколение видит только окружающую бедность. Когда дует сильный ветер, в поселке часто отключается электричество: линии электропередачи хлипкие и могут упасть. Ночью света здесь нет вовсе, а по улицам бегают стаи бродячих собак. Кругом помойки, убирать которые у местного бюджета нет средств.